На главную   |    Рекомендуем - http://www.centr-mfua.ru/ подготовленная нами диссертация по экономике на заказ.
Быль это или небылица, а однажды жила на свете старуха, и была у нее дочь, по прозванию Катица Тердсели. Девушка выросла такая умная и находчивая, что любая задача была ей нипочем.
Случилось так, что заболела мать Катицы Тердсели. Заболела и сказала своей дочери:
- Эх, доченька! Видно, смерть моя приходит. А ведь я так за всю жизнь досыта и не ела. Хоть один разок гусятинки бы мне отведать! Поди-ка ты, доченька, во дворец, попроси у короля кусочек гусятины. Королю убыль невелика, а мне - утешение: гуси-то у короля самые жирные.
- Как я туда пойду? - спросила Катица Тердсели.- Король жадный, злой. Разве он даст кусочек гусятины?
- А ты попробуй, доченька, сходи,- настаивала мать.- Вдруг он расщедрится?
А вот еще было там, где и не было, да не так уж чтоб далеко — в Голубином селе, жил-поживал бедный пастух, молодец из себя каких мало. Не было у парня ничего на свете, одна только палка да хитрющая коза-вещунья. И, чтоб вы знали, парень без труда управлялся с целой сотней чужих овец, а с этой своей козой ну никак сладить не мог. Бедовая животина все норовила от стада отбиться, своей дорогой идти, порядка знать не желала. Уж парень всяко ее учил, да без толку. Мучился он так, мучился, а потом не выдержал, схватил свою палку и пустил ее что было силы козе в бок. Коза — бе-е! — да еще дальше скок! Парень за палкой, а ее и нет нигде — вот чудо-то! — как сквозь землю провалилась.
Подбежал пастух к тому месту, где палка упала, а там дыра, да такая, что и человек свободно пролезет. «Ну нет,— подумал пастух,— я свою палку сыщу, жизни не пожалею, у меня ведь, кроме нее, никакой памятки от отца не осталось». Крикнул он лихо: «Прощай, белый свет!» — да с тем и нырнул в яму, провалился, будто его никогда в этом мире и не было. Семь дней, семь ночей летел парень вниз, только на восьмой день почуял, что опять твердая земля под ногами.
Было ли где, не было, за семьюдесятью семью странами-государствами и еще на вершок подале жил-поживал белый король, и были у того короля три красавца сына. Все три молоденькие, статные и пригожие, да только отец им не радовался, словно бы их и не было. Целые дни напролет в королевской опочивальне просиживал у семьдесят седьмого оконца дворца своего — глаз не спуская, глядел на восток, словно бы ждал кого-то оттуда. А кого ждал и ждал ли, про то ни одна живая душа знать не знала, только видели домочадцы: один глаз короля беспрерывно плачет, а другой глаз смеется. Королевичи часто между собой судили-рядили: отчего это батюшка
король сторонится всех, главное же — отчего один его глаз плачет, а
другой смеется?
Жил однажды бедный человек, и было у него сыновей что дырочек в сите, даже на одного больше. Днем и ночью горевал бедняга: что ему делать с детьми, очень уж много их, не перечесть. Никак не мог он придумать столько ремесел, чтобы каждому что-нибудь другое досталось. Дело в том, что старший сын на мясника выучился, но такого про свое ремесло нарассказал, что из братьев никто уже в мясники не пошел; и каждый следующий отбивал у остальных охоту к своему ремеслу; вот и вышло, что каждому что-нибудь другое требовалось.
А младшему и вовсе никакого ремесла не осталось, все до него
разобрали.
Отец говорит ему:
— Сапожником будешь, сынок, сапожник всегда работу найдет.
Было ли, не было, отсюда за семьюдесятью семью государствами жила бедная женщина. Был у нее единственный сын, да только и его-то она не всякий день накормить могла. Она бы и накормила — было бы чем. Однажды встал сын от пустого стола и говорит:
— Не хочу я, матушка, в нищете жизнь коротать, дома сиднем сидеть, пойду по свету, поищу счастья.
Заплакала бедная женщина: единственный сын у нее и того лишиться приходится. Не скажешь ведь: останься, сынок, родненький мой, в молоке да масле купать тебя стану, в тепле да в холе держать, — откуда у нее молоко да масло, откуда дровишки, чтоб огонь развести?..
А сына ее, к слову сказать, Палко звали, и был он такой красавец, что второго такого ищи не отыщешь, хоть всю степь обойди.
Ну, так вот. Плакала бедная женщина, плакала, но сыночка в путь снарядила, лепешку в золе испекла да ему в котомку сунула — с тем и отпустила счастье искать.
Было то или не было, жила однажды бедная женщина. И был у нее сын по имени
Марци. Честный, прямодушный был этот Марци. А к тому же еще такой умный,
ловкий, дельный да находчивый, что слух о нем по всей стране прошел: на
все, мол, горазд Марци, за какое б дело ни взялся. Дошла его слава и до
короля. А был тот король завидущий на редкость: досадно ему стало, что
слава Марци затмевает его славу. И надумал король Марци перехитрить.
Призвал он его к себе и говорит:
— Слышу я отовсюду, что очень уж ты знаменитый. А коль ты такой всезнайка
да всеумейка, докажи это делом. Ежели ты все умеешь, так, значит, и
воровать умеешь? А?
Жил однажды бедняк, и был у него сынок маленький. Очень они были бедные. Бедняк едва-едва зарабатывал семье на пропитание.
Когда мальчик подрос и набрался ума, сказал отцу:
Хочется мне, батюшка, по свету работу себе поискать.
- Ох, сынок, — ответил отец, — молод ты еще.
- Ничего, батюшка, сколько смогу, столько и наработаю.
- Что ж, сынок, ступай, коли так, — говорит отец. — Только жалею я тебя, уж больно ты молод
Испекла мать пышку в очаге, прямо на жару подовом, положила пышку в котомку, сыночку на дорогу.
Распрощался сын с отцом-матерью, поклонился за то, что растили его, уму-разуму наставляли. И отправился в путь-дорогу. Шел он и шел, покуда не проголодался.
То ли было, то ль не было, а где и было, неведомо, по-за семьюдесятью семью странами-государствами жил бедняк с тремя сыновьями, а уж бедны они были, как церковная мышь, черствой корке и той радовались, только редко им радоваться доводилось.
Однажды утром проснулись они, отец спрашивает старшего сына:
— Расскажи-ка, сынок, что ты видел во сне?
— Снилось мне, родимый батюшка, будто сижу я у накрытого стола, стол от яств всяких ломится, а я ем
да ем, сколько пузо вмещает, и еще побольше...
Жил на свете совсем бедный парень. А женился на дочке богатого. Перед венцом она одно условие жениху поставила: как бы ни было, но она никакую работу делать не будет. Хватит им на жизнь и того, что она в дом принесла. И еще взяла с жениха слово, что он никогда ее бить не станет.
Парень на все согласился. Да только приданого жены не так уж много и было. И скоро стал он опять работать до кровавого пота — то в лесу деревья валит, то в поле трудится,— а молодая жена дома сидит, пальцем о палец не ударит, с соседками лясы точит.
Так шли дни, недели, а там и месяцы пробежали. Помалкивает бедняк, жену не бьет, обещание выполняет. Но только однажды терпение у него кончилось. Утром, перед тем как на поле идти, говорит он кошке:
— Слушай ты меня, кошка, да на ус наматывай: покуда я в поле работаю, ты у меня дом приберешь, ужин состряпаешь и кудель напрядешь одну шпулю. Не выполнишь — поколочу, до самой смерти будешь помнить.
Жили в лесу медведь да волк. Год выдался никудышный, засушливый, голодно им пришлось. Давно уж стали они, каждый в одиночку, подумывать: вот было б славно к людям наведаться, вокруг их чуланов да конюшен покружить.
Повстречались однажды волк с медведем. Медведь говорит:
- С добрым утром, кум волк! Волк ему отвечает:
- Недоброе для меня это утро, кум медведь, и от твоих пожеланий оно добрым не станет, но - будь здоров, будь здоров!
- Ох, какой ты нынче унылый! Или беда приключилась?