На главную   |    Рекомендуем -
Когда-то очень давно — жили на одном дворе два мужика: один бедный, другой богатый. У бедного всего-то имущества — поросенок, и тот некормленный. У богатого — стадо свиней сытых. Жили мужики, как вы уже знаете, на одном дворе, и тощий поросенок повадился по три раза на дню к богатому бегать: когда ячменя ухватит, а когда из корыта хлебнет. Надоело богатому такой разбой терпеть, взял он дубинку да как треснет поросенка по лбу, тот на месте ноги-то и протянул.
Пошел бедняк к судье с жалобой. А богатей судье про свой ущерб толкует, не хочет бедняку за поросенка платить. Никак их судья помирить не может.
— Ладно, — решил, наконец, судья. — Оба вы ущерб понесли, а выиграет тот, кто к завтрашнему утру разгадает мою загадку: что самое жирное, что самое быстрое и что самое чистое на свете ?
Ребятишки всегда к старшим пристают: „Расскажи, да расскажи сказку!" И старшие заводят: „Жил-был мальчик, он нашел ларчик. В том ларчике
зайчик, а у зайчика хвостик, во-от такусенький!" И покажут мизинец, а потом
согнут мизинец-то, покрутят перед носом и молчок! Ребятишки кричат:
— А дальше? Ой, какая сказка короткая! Рассказчик отвечает:
— Кабы у зайчика был не хвостик, а хвостище, то и сказка была бы во-он какая! Хвостик-то был такусенький (и опять мизинец перед носом крутит), вот и сказка малюсенькая!
Дети опять за свое, просят и просят, до того привяжутся, что рассказчик рукой махнет:
— Так и быть! Слушайте!
Жила когда-то в маленькой избушке бедная вдова с двумя сыновьями. Мальчики были похожи друг на друга, словно две капли воды, даже родная мать их с трудом различала. Братья между собой ладили, а матушка любила их больше всего на свете.
Год проходил за годом и все шло у них хорошо да ладно.
Но вот сыновья подросли, увидали, что другие в дальние страны уходят на людей поглядеть да себя показать, их тоже из дому потянуло. Стали они у матери проситься, чтоб отпустила. А мать ни в какую:
— Разве вам здесь плохо? Кто знает, что там с вами стрясется? Нет, уж лучше дома сидите, не оставляйте меня одну!
Были у отца три взрослых сына. У двух старших только наряды на уме. Так вырядятся, что рот разинешь да присвистнешь им вслед. А младший, лентяй да неряха, знай на печке, да в золе валяется. Вот и прозвали его „Замарашка-Грязная рубашка".
Засеял отец поле овсом. Но что ни ночь, какой-то нечестивец тот овес вытаптывает. Никак хозяин не поймет, что за напасть!
„Ну, погоди, я тебя так и так поймаю!" — думает он.
Кликнул сыновей и велит им поле сторожить:
— Вы его словите да бока намните, кто бы он ни был. Чтоб отбить охоту добро портить!
Где было — там было — в тридевятом царстве, в тридесятом государстве за красным морем, за стеклянной горой, за деревянной скалой город стоял. В том городе жил король и было у него три сына. Два старших — с виду славные ребята, а третий — пентюх-пентюхом, по прозванью Замарашка. Замарашка этот только и знал, что за печкой сидеть. Однажды поставил их отец перед собой и молвит:
— Сыночки мои, вон вы какие вымахали! Пора испытать, будет ли из вас толк. Ступайте, походите по белу свету. Первым пусть старший собирается.
Старший не стал задерживаться, взял из отцовской казны денег побольше, доброго коня, сверкающие доспехи — и поехал!
Целый год бродил он по горам, по долам, по пустыням, пока не добрался до | медного леса.
Жил-поживал когда-то, а когда мне и самому неведомо, молодой король. Каждый день ходил он в лес на охоту. А на опушке того леса вековал свой век старый мельник. Служил он раньше у короля и королевича вынянчил на своих руках. Каждый раз, возвращаясь с охоты, молодой король останавливался у мельника и знал в его избушке каждый уголок. Лишь к одному окошку не смел он даже подойти, а тем паче выглянуть. Королевич и так и эдак упрашивал старика, чтоб дозволил ему в окошко поглядеть, но тот не разрешал и только все плотнее окно занавешивал.
Сидит однажды королевич возле оконца, а старик из дому вышел.
У одного вдовца была дочка. И, как у молодых девиц водится, частенько ходила она к соседям то просто так посидеть, то с какой-нибудь работой. Соседская дочка была ее лучшая подружка. Не обращала наша девушка внимания на то, что люди говорят, будто подружкина мать — ведьма. Та с ней всегда была приветлива и обходилась, как с родной дочерью. И дочь вдовца считала ее чуть ли не матушкой.
Приходит как-то наша девушка на посиделки, сели подружки за прялки, сидят, прядут. А ведьма, будто невзначай, глянула эдак на девушек и говорит:
— Хорошо бы вам вместе, детки мои, в одном доме жить, да всегда рядышком сидеть! Вы уже и сейчас будто две сестрицы! А ты, соседушка,
- продолжала она, — могла бы отцу шепнуть, неплохо, мол, в дом помощницу взять. То-то вам вдвоем было бы хорошо. Лучше некуда!
Молодая соседка ничего не ответила, но про себя подумала: ,,Верно, неплохо бы".
Жил-был кузнец такой бедный, беднее некуда. Когда-то и у него шли дела, но вдруг перестало кузнечное ремесло его кормить, а жена и ребятишки, мал-мала меньше, есть просят. И до того дошло, что в доме осталось у нашего бедолаги всего-навсего семь грошей. А тут еще детишки хнычут, хлеба хотят. Что тут будешь делать? Вот и подумал кузнец: „повешусь!" На последние деньги купил веревку. Пришел в лес, выбрал дерево повыше да сук покрепче, стал веревку прилаживать. Вдруг откуда ни возьмись черная женщина! В черное одета и лицом черна! И давай его отговаривать. Грех, мол, это да мерзость! Остолбенел наш кузнец, постоял, постоял и прочь подался.
В степи, у подножья гор, жила старая женщина и был у нее один-единственный сын. Повадился парень на охоту ходить, а когда возвращался на своем вороном коне, мать встречала его лаской и приветом и вела домой.
Однажды, прогуливаясь по саду, увидал наш юноша оленя с золотыми рогами!
Да только — чудно: олень от него не бежит, а будто дразнит — к себе подпускает, но в руки не дается. Благослав — так юношу звали — пошел домой, взял лук и стрелы, оседлал коня и помчался вслед за оленем, а олень на месте не стоит, а все дальше и дальше уходит — из сада в лес, из леса — в горы.
Благослав за ним так далеко от дома ускакал, что не знает, как возвращаться. Стал дорогу назад искать, да не найдет, а все глубже в чащу забирается. Ничего ему не оставалось, как за оленем скакать. Миновал он уже горы и долины и вдруг оказался во дворе большого замка. Вокруг замка высокая стена.
Жила когда-то бедная вдова и был у нее сын Яник. Он ходил в школу, отменно учился и вел себя примерно. В том же городе жил король. Яник каждый день после школы забегал на королевский двор и рылся там в отбросах. Один раз ему посчастливилось: нашел он грош. Обрадовался Яник — торопится к матери, своей находкой похвалиться. Стали мать с сыном думать, что с этим грошем делать. Наконец сын говорит:
— Разменяю-ка я, матушка, этот грош на три крейцера, на что-нибудь да сгодятся.
Так они и сделали.