На главную   |    Рекомендуем -
Жил-был мельник, и держал он при мельнице коня. Столько поездил мельник на нем, столько поклажи перевез, что остались от бедной скотины лишь кожа да кости. Увидал мельник, что не годится уж конь для работы, подвязал ему поводья к шее и отпустил — иди, мол, куда глаза глядят. Побрел конь по дороге и добрался до леса. Тут нашел он травку сочную, прохладу лесную, воду прозрачную, ключевую, и так все пасся, отдыхал да сил набирался: залоснилась шерсть, округлились бока, не проглядывают уж ребра сквозь кожу; хорошо, вольготно жилось коню, так что он по утрам да по вечерам даже резвиться начал, прыгать, на дыбы вздыматься, по траве зеленой кататься.
Жил-был на свете человек, и имел он единственного сына. Как подрос мальчик, стал он отцу по хозяйству помогать. Вот однажды нагрузил отец полный воз мешков пшеницы да послал сына на мельницу муку смолоть.
— На какую же мне мельницу податься?
— На водяную.
— Ты ведь знаешь, что там немало водяных мельниц.
— Выбирай любую, только красноглазого мельника берегись.
Жила-была женщина. Было у нее два сына и дочь. Однажды весной выехали братья в поле землю пахать. Пахали они, пахали, один загон еще остался, да показался им горше всей прежней работы — из сил уже выбились.
Однажды поутру собрались они в поле, положили на телегу плуг да борону и, прежде чем тронуться в путь, сказали матери:
— Матушка, сколько нам еще перебиваться всухомятку? Свари ты нам чего-нибудь да пошли с сестренкой на пашню.
— Ох, родимые мои, да как же я ее пошлю, бедняжку, в этакую даль; мала ведь она, заблудится, и не найдем ее более.
— Не заблудится, матушка. Мы вот волов запряжем да протянем борозду от дома до самого поля, она и пойдет все ло борозде да прямо к нам и попадет.
Жил как-то ленивый человек, такой ленивый, что даже покрылся плесенью. Ждал, чтобы вишни сами ему лезли в рот, а потом чтобы кто-нибудь их разжевал. А когда нападает на человека лень, бедность ему на шею садится. Когда он дошел, что называется, до ручки, что надумал лентяй? Пойду-ка, решил он, к Доброй Волшебнице, пусть даст мне другую долю; что-бы я не работал больше, а были бы только праздники и один лишь рабочий день, и в тот _ день чтоб была свадьба.

Взял он котомку на палку и пошел искать счастья. Шел сколько, шел и, проходя через лес, встретил волка - худого и лысого, хуже некуда.
- Куда держишь путь, добрый человек? спрашивает волк.
О чем сказ поведу, ребята, все так и было когда-то, а коль не было б, по свету не сказывали б сказку эту.
Жил-был большой барин, имел он богатства несметные, поместья беспредельные. Дворец его был сложен из камней-самоцзетов и ночью светился, как в солнечный полдень. Под стенами его притаилось девяносто девять погребов, доверху набитых золотом и серебром, а вокруг дворца раскинулся роскошный сад, в котором росли деревья со всех концов света. Но не золотом и не дворцом, не садами и не поместьями более всего дорожил барин. Дочь Кырмыза — вот что было самым ценным его достоянием.
Жил-был когда-то чабан, и было у него три послушных, трудолюбивых дочери. Он пас овец, а дочки управлялись с делами по дому, и все шло так, как должно было идти. Да с некоторых пор стал чувствовать чабан, что старость гнетет его к земле, и в один прекрасный день так сказал он своим дочкам:
— Дорогие мои, стар я стал, нет у меня больше сил пасти отару.
— Ах, отец, не печалься, оставайся дома, отдохни, наберись сил, а отару будем мы пасти но очереди,— говорит старшая дочь.
— Согласился б я, дорогая, если б вы были парнями, вы же — девушки-домоседки, боюсь, только выйдете в поле — перепугаетесь чего-нибудь.
Сказку я вам расскажу, ничего не утаю, так, как сказывали мне вечерами на селе.
Жили-были муж да жена. Как поженились они в молодости, родилась у них дочка. Росла дочка красавицей-раскрасавицей, как солнышко ясное, как ягодка рясная. Те, кому жениться пора пришла, все мешкали, все надеялись: и она ведь девушка, как все девушки, когда-никогда придется и ей жениха себе выбрать.
Только, как говорится, каждое семя легко всходит-зеленеет, да нелегко цветет и зреет. Бывает, дожди и ветры злые гнут росток к земле, рвут его и ломают, и тяжко ему снова в себя прийти, чело к солнцу поднять.
Жили-были старик со старухой, и была у них дочь-лентяйка. Такой бездельницы, такой лежебоки свет еще не видывал. Пришло время выдавать ленивицу замуж. Нашелся и жених в соседнем селе. Парень не слишком прислушивался к людской молве и махнул рукой: какую жену бог пошлет, та и будет хороша. Просватали девушку, сыграли свадьбу, и уехали молодые в новый дом. Праздник кончился, закатился медовый месяц. Молодая на горницу не метет, скотину не кормит, посуду не моет и ношеное платье с себя не стирает. Не хотелось мужу начинать семейную жизнь с ссоры, берег он мир, а нужда тем временем лезла в окна и двери, добро не копилось, а шло по ветру, и, зная, что под лежачий камень вода не течет, задумался муж, как бы приучить нерадивую жену к делу.
Будет сказка занимательна, слушайте ее внимательно, кто уши хорошенько раскроет, много всякой всячины усвоит, а кто невзначай уснет, так ни с чем и уйдет.
Сказывают, жил-был когда-то боярин по имени Марку Богатей. Богатства его были несметны, так что он им и счет потерял. Имел он множество дворцов, хоромы несчетные, поля беспредельные, и на что, бывало, ни глянешь: лес ли, нива ли — все ему принадлежит. На лугах и лесных полянах паслись табуны его лошадей, стада волов и коров и отары овец.
Вот однажды задумал Марку Богатей закатить пир на весь мир, всех богатеев созвать и совет с ними держать, чтоб узнать, чье имение больше, чья казна богаче.
Жил-был когда-то король, и был у короля один- единственный сын. Случилось так, что заболел наследник. Созвал король врачей со всего королевства и приказал им вылечить сына.
Стали врачи больного смотреть, стали совещаться, чем его лечить. Не могут болезнь определить, не могут лекарства назначить. С тем и ушли.

Король тогда бросил клич на всю землю - кто королевича вылечит, тот получит подарки дорогие, богатства несметные.