На главную   |    Рекомендуем -
Жили когда-то два друга. Одного из них звали Атумтаем, а другого :— Нашарваном. Атумтай был щедр, а Нашарван — справедлив. Жили они оба в большой дружбе и согласии. Так бы и прожили до конца своей жизни без ссор, если б не было на земле шайтанов. Шайтаны позавидовали такой дружбе и решили нарушить ее.
Однажды старый шайтан спросил своего сына:
— Остался ли на свете человек, не сбитый нами с истинного пути?
-Да, отец! — сказал сын.— Есть еще такие праведные люди, которые не поддались нашему искушению, это Атумтай и Нашарван. Если взяться за них, то думаю, нам удастся сбить их с истинной дороги. Для этого нам необходимо влезть в их души и раздружить так, чтоб они питали друг к другу вражду...
В давние времена жил батыр Боран. У него был друг Каскарау, с которым он был в ссоре. У Каскарау была невеста из рода Ногай. Как-то раз ногайцы откочевали в другое место и увезли с собой девушку. Каскарау не поехал за ней, а собрал своих людей и спросил у них: как ему поступить? Место, куда перекочевали ногайцы, было очень далеко. Они перешли через море. А это море было очень широкое. Объехать его можно только за три месяца. Был и
другой путь — это идти с одного берега до другого. На этот переход надо было затратить пятнадцать дней. Но короткий путь опасный. Он покрыт камышами. А в них водились страшные звери: медведи, тигры, волки и другие разные чудовища.
Был хан. Он много слышал о женской неверности и потому не решался жениться. Через каждые три дня он брал девицу, а потом убивал ее.
Однажды очередь дошла до дочери одного визиря. Этот визирь, придя домой, стал плакать. Дочь спросила его:
— О чем ты плачешь? Рассказал отец, что ее ожидает
смерть. Тогда дочь и говорит:
— Не плачь! Бог даст, я или умру, или избавлю всех девиц от такого хана.
У дочери одного хана были гусь с гусыней и четыре гусенка. Как-то раз случился пожар, и золотой дворец, где жила дочь хана, сгорел. Во время пожара гусь улетел, а гусыня, защищая детей, сгорела. Узнала об этом дочь хана и сказала отцу, что она никогда не выйдет замуж.
В соседнем ауле жил другой хан. У него был визирь, которому он доверял все свои тайны и давал самые ответственные поручения. Однажды этот хан видел сон,
будто он влюбился в ханскую дочь и держал ее в своих объятьях. Но сон был неожиданно прерван: вошел визирь и разбудил его. Хан схватил саблю и хотел отрубить визирю голову. Но визирь быстро убежал. Когда хан несколько опомнился, визирь вошел к нему с приветствием. Хан принял его, но не так ласково, как прежде. Тогда визирь сказал хану:
— Вы же сами разрешили мне входить к вам в любое время. Я к вам пришел по важному делу, а вы сердитесь на меня, не имея на то никаких оснований.
Жил некогда жигит Дуйсень. Он пас своих коз. Однажды Дуйсень отправился с козами в степь, намаялся, устал и уснул подле стада. Пробегали мимо волки и угнали все стадо. Когда Дуйсень проснулся, то не нашел ни одной козы. Загоревал он: что делать? Подумал и решил идти куда глаза глядят. Долго он скитался по степи и напал на след дяу. Страшно испугался Дуйсень, но делать нечего: придется встретиться с дяу. Вот и дяу. Подошел Дуйсень к великану. Дяу ласково обошелся с ним и пригласил к себе в юрту. Как только Дуйсень вошел в юрту, дяу набросился на него и связал. Огляделся Дуйсень и увидел много таких же связанных, как он.
Дяу откармливал своих пленников, чтобы потом зарезать их и съесть. Каждое утро дяу съедал одного из связанных и уходил в степь.
Однажды дяу рано ушел в степь и долго не возвращался. А когда вернулся, то крепко заснул. Дуйсень высвободил кое-как руки и, раскалив проволоку, выжег дяу глаза. Взревел дяу, вышел из юрты, сел на край колодца. Дуйсень подошел к нему незаметно и столкнул в колодец.
В давние времена жил один богатый казах. Детей у него не было. Как-то раз хан отдавал свою дочь замуж и по этому поводу устроил большой той. На этот той он пригласил только семейных. Бездетным не велено было приезжать на праздник.
Вот стали съезжаться гости. Приехал на празднество и казах, у которого не было детей. Привез он с собой много кумыса, на семи верблюдах. Но хан не впустил его. Разгневанный казах вылил весь кумыс на землю и вернулся домой.
Дома он зарезал вола, принес его в жертву аллаху, а сам отправился со своей женой искать себе детей. К вечеру они остановились возле могилы и заночевали. Во сне жена увидела какого-то человека, и тот спросил ее: сколько она желает иметь детей — сто или одного. Она ответила, что довольно было бы и одного. Утром она рассказала сон
мужу.
Жили на свете два брата-охотника Жайык и Едиль. Жайык был старший, а Едиль — младший. Тем, что добывали на охоте, они кормили бедных и сирых всего аула. По первой пороше уходили братья на охоту в разные стороны и сходились только к концу дня. Однажды Жайык, встретившись с братом вечером в шалаше, рассказал ему, что произошло с ним днем.
— Я видел такое, что диву дашься. Я напал на след босого
человека. Пошел я по следу и пришел в густые заросли камыша. Долго петлял след, потом привел в шалаш, сделанный из камыша. Вошел я в шалаш, но там никого не было. Я вышел из шалаша и, не зная, сон это или явь, подошел снова к следу. Кроме моего следа и следа босой ноги, ничего вокруг не было. Я снова вошел в шалаш — и остановился в недоумении.
Жил смелый человек по имени Жаныдыль. У него была красавица сестра. В эту девицу был влюблен хан. Хан несколько раз просил брата отдать за него замуж сестру, но тот н® соглашался. Девушке тоже нравился хан. И вот она притворилась больной. Брат был очень огорчен и не знал, что делать. Хан позвал к себе одну старуху и сказал ей:
— Иди и скажи Жаныдылю, что ты лекарка и что его сестре может помочь «ангельская вода».
Если спросит, где взять такое лекарство, ты скажи, что там-то и там-то, и отведи его туда, где много бед, где по дороге он мог бы встретиться с жалмауыз-кемпир. Сделай так, чтобы он не вернулся назад.
В давно прошедшие времена три жигита отправились в далекий путь. В дороге они встретили пастуха.
— Чей это аул виднеется вдали?— спросили они.
— Это аул батыра Мамая,— ответил пастух.
Жигиты поехали дальше и встретили другого пастуха. Опять спросили:
— Чей это аул?
— Это аул батыра Мамая,— ответил пастух.
Так они спрашивали девять пастухов в девяти аулах и получали один и тот же ответ: «Это аул батыра Мамая». К вечеру жигиты добрались до десятого аула. Они слезли с коней и подошли к белой юрте на краю аула. Возле юрты стоял молодой казах. Они спросили его:
— Чей это аул и можно ли здесь переночевать?
Давным-давно жила женщина-жумсаук. Она доставляла много беспокойства людям, хитростью заставляя их работать на себя.
Один всеми уважаемый аксакал решил проучить женщину — устыдить ее. Но жумсаук, еще издали заметив аксакала, закричала:
— Кто бы ты ни был, прихвати со двора собачью миску!
Седобородый подумал: «Устыжу я ее»,— и принес собачью миску в дом. Жумсаук притворилась, будто только что увидела почетного аксакала, и затараторила :
— О боже! Это вы? Мне, право, стыдно. Будь проклята эта миска... Выбросите ее, пожалуйста!
— Наконец-то ты устыдилась! — и довольный аксакал пошел ставить собачью миску на место. Женщина-жумсаук громко захохотала ему вслед. Тут только седобородый сообразил, что простые люди услуживают для жумсаук один раз, а он услужил дважды.