На главную   |    Рекомендуем -
В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь. Созвал он однажды всех своих придворных и приближенных и задал им такую задачу:
— А достанет ли у кого из вас отваги добыть мне павлина, что смеется шелковой пряжей, а плачет, жемчужными зернами?
Мертвая тишина наступила в дворцовом зале. Вперед никто не выступил, голоса никто не подал. Тогда разгневался царь, ногами затопал и говорит своим сыновьям-царевичам:
— Неужели в ваших жилах пересохла родовая кровь воинов, что оторопели вы, что потупились!
Стало стыдно царевичам. Собрались они с духом, подошли к царю и сказали:
— Дорогой отец, мы все вместе непременно разыщем' такого павлина.
Жил был богач. Было у него много коров и большой-пребольшой бык. Когда стадо гнали пастись в лес, тигр всегда говорил: «Съесть бы мне этого быка, он такой жирный. Я много дней был бы сыт».
Был там еще вор. Он тоже всегда говорил: «Украсть бы мне этого быка. Я бы продал его и получил кучу денег».
Как-то раз тигр и вправду решил утащить быка. То же задумал и вор.
Тигр еще днем забрался на кукурузное поле, спрятался там и стал ждать. «Пусть-ка люди уйдут спать, — говорит он сам себе, — тогда я мигом схвачу быка и утащу его в лес». А вор в темноте наткнулся на тигра и думает: «Бык-то сам из коровника вышел. Мне его и красть не приходится. Он ко мне сам пришел». Взял и накинул на тигра веревку. Обвязал его веревкой за шею и потянул за собой — тянет и палкой потчует. Утро уж близко, а он все его тащит к лесу и лупит по голове со всех сил, так что тигр совсем обалдел.
На одном дереве жили две птицы: ворона и воробьиха. Гнезда их были рядом, на самой высокой ветке.
А у вороны была такая привычка: как начнет ее мучить голод, она возьмет и съест свои яйца.
Вот раз прилетела ворона домой голодная и думает: «Чего бы мне поесть?» Смотрит — ни одного яйца в гнезде больше нет. Думала она, думала и надумала: «Съем-ка я яйца у воробьихи».
Говорит она воробьихе:
— Воробьиха, воробьиха! Дай мне твои яйца. Я их съем. А не дашь — пойду на тебя войной.
У бога Шивы и богини Парвати были два сына — Картикейя и Ганеша. По внешности и по характеру братья очень отличались друг от друга. Шестиликий Картикейя, высокий, худой, вспыльчивый, слыл искусным воином.. Хобот и грузная фигура делали Ганешу похожим на слона. Зато нравом он обладал спокойным и добрым. От рождения Ганеша был очень красивым мальчиком,
и вот как случилось, что оп стал похож не па мальчика, а на слона.
Когда Ганеше пошел второй месяц, Парвати решила совершить обряд наречения имени.
Рассказывают, что в пещере льва завелась однажды мышь. Ночью, когда лев спал, мышь неслышно выползала из своей норки и обгрызала властелину зверей концы его гривы. И вскоре грива льва оказалась такой короткой, что ему стало стыдно показываться перед своими подданными. Тогда лев созвал советников и молвил:
- Кто поможет мне избавиться от мыши, тот станет моим первым визирем.'
Услышав такие слова, шакал поклонился, сказав при этом так:
- Мне известно, повелитель наш, что для мыши страшен только один зверь - кошка. Надо поселить в вашу пещеру кошку, и тогда никакая мышь не осмелится выползти из своей норы.
У одного брахмана была сварливая жена. Когда ни глянь, она вечно с кем-нибудь скандалит. Правда, с делами в доме она управлялась неплохо. Сам брахман был болmшой бездельник, а к тому асе любил вкусно поесть.
Как-то раз вернулся брахман домой и видит: сидит жена и зерно перебирает да очищает. Рассердился он: - Ты что же это сегодня так и просидела весm день у корзины с зерном? И даже обеда не приготовила? А я есть хочу до смерти! Ты с каких пор обещаешь сделать для меня сладкие пампушки? Когда я их дождусь?
Жена тоже рассердилась, схватила метлу и замахнуласm на брахмана:
— Да, как же, сейчас стряпать для тебя побегу! Во всем доме даже мышам нечем поживиться, денег — ни
ломаного медяка, а тебе сладкие пампушки подавай!
В давние времена был в одной деревне у одного человека зять. Раз, говорят, пришел он в гости к тестю и теще. Теща рис и приправу готовит и с зятем беседу ведет. Так и вечер настал.
Ну, а приправу старуха готовила из свежих побегов бамбука. Сготовила, воды принесла — зятю руки помыть перед едой — и стул ему поставила около двери. Вымыл он руки, назад в дом вошел и сел на стул, а теща подала ему рис с приправой. Ест зять и думает — приправа мясная; дивится только, что кусков мяса не попадается. Вот он и спрашивает у тещи:
— Послушай, матушка, из чего это ты приправу сготовила? Мне что-то не разобрать.
Жил-был в своей норе около речки шакал. Он частенько ходил к реке на водопой. А в речке той жил крокодил. Каждый день он прятался у берега под кустами в надежде, что какой-нибудь зверь пойдет воды испить и тут-то он его и поймает.
Пришел как-то шакал к реке и видит: у берега вода мутная да грязная. Вошел шакал в речку подальше, чтоб испить водицы почище, а крокодил хвать его за ногу! Испугался шакал, но потом набрался духу и стал думать, как бы ему свою лапу из крокодильей пасти вызволить. И вот что он придумал: «Не буду я вовсе шевелить лапой, словно она и но моя!»
Жили в лесу голубь с голубкой. Свили они себе на дереве гнездышко, и голубка снесла яйца. Но очень она боялась, как бы какой-нибудь зверь не съел их.
— Дорогой супруг! — сказала она голубю. — Надо бы нам обзавестись надежным другом: в трудную минуту он нам поможет.
— Ах, милая! — ответил голубь. — Ведь поблизости не живет никто из наших сородичей.
Голубка подумала, подумала и говорит:
Ну что ж, это делу не помеха! Можно найти друга среди чужих, а то одним нам жить трудно.
Жила-была старуха. Пошла она однажды к горшечнику и купила четыре горшка. Вернулась домой, поставила горшки на полку, а сама достала из кувшина муку и принялась печь лепешки.

Здоровья старуха была слабого, ходила сгорбившись. Работать ей было трудно. Месит она тесто и думает о своей горькой доле: “Вот был бы у меня сынок, пошел бы он сейчас жать пшеницу”. Сказала это старуха вслух и тяжело вздохнула.