На главную   |    Рекомендуем -
Жил-был царь. Было у него четыре сына. Три сына были женаты, а младшего еще не женили. Той порой царь скончался. Сел на трон старший сын. Больше жизни любил он своих младших братьев. А жена у него была зла и завистлива. До царевичей ей было мало дела, да самый младший был у старшего на попечении — вот она и принялась что ни день над ним насмехаться. Чего он ни попросит, она ему в ответ:
— Иди, приведи себе Анарзади — девушку из граната. Пусть она под твою дудку пляшет.
Не стерпел царевич ее обхождения. Взял и ушел потихоньку куда глаза глядят. «Вот найду Анарзади, тогда с ней домой и вернусь,— думал он.— А без того никто меня здесь не увидит».
Жил в одной деревне крестьянин с женой. Детей у них не было. Крестьянин весь день работал в поле, к вечеру возвращался домой, ужинал и снова шел в поле. Ему некогда было печалиться о том, что не подрастает ему помощник. Зато жена его день и ночь сокрушалась об этом.
Как-то в полдень она собралась идти в поле - нести мужу обед - и подумала: "Ах, будь у нас сынок, не нужно было бы мне ходить в поле! Он отнес бы отцу обед".
Так, горестно размышляя, она направилась было к двери, но вдруг услыхала, как лежащий в углу арбуз тихо сказал:
- Дай-ка мне обед, матушка, я отнесу его отцу! Сначала женщина испугалась, но потом собралась с духом и ответила:
- Ведь ты такой маленький, тебе будет тяжело. Но арбуз настаивал:
- Положи мне на голову узелок с едой, матушка, и скажи, куда надо идти и как мне узнать отца.
В одной деревушке жил ткач. Была у него жена — женщина простая и работящая. Оба они трудились не разгибая спины, а из бедности не вылезали. Вот раз и говорит жена мужу:
— Собирайся-ка в путь, посмотри чужие края. Может, хоть там выпадет тебе удача.
Ткач согласился и стал собираться в дорогу. Жена дала ему с собой большую толстую лепешку. С этой лепешкой ткач и отправился в чужие края. Шел он, шел и зашел далеко. Дело было к вечеру. Ткач утомился. Думает — где бы отдохнуть? Смотрит — у дороги стоит колодец. Он подошел к колодцу, умылся и сел. Ему давно уж хотелось есть. Вынул он свою лепешку, разломил ее на четыре куска и принялся размышлять вслух:
Съем один иль сразу два? Или три, иль все четыре?
Не води дружбы со злым, от него только зло.
У дороги, ведущей в город Уджаини, росло большое дерево, и жили на нём два старых приятеля — Аист и Ворона. Дерево было ветвистое, и путники, проходившие по дороге, всегда останавливались и отдыхали в его тени.
Случилось однажды так, что проходил по дороге охотник. День был жаркий, охотник устал, и ему захотелось отдохнуть. Он прилёг под деревом, положил свой лук и стрелы подле себя и вскоре заснул.
В одном большом доме жил кот, а в доме было много мышей. Кот ловил мышей, ел их и жил привольно. Прошло много времени, кот постарел, и трудно ему стало ловить мышей. Думал он, думал, как быть, и, наконец, придумал. Созвал мышей и говорит:
- Мыши, мыши, вот зачем я позвал вас. Сознаюсь, худо я жил и вас обижал. Стыдно мне, хочу перемениться. Не стану вас трогать. Бегайте себе на воле, а меня не бойтесь. Требую от вас одного: каждый день дважды проходите мимо меня одна за другой и кланяйтесь мне, а я вас не трону.
Обрадовались мыши, что не будет их трогать кот, и на радостях согласились. Уселся кот в углу, и стали мыши одна за другой проходить мимо него: проходят и кланяются ему. А кот сидит смирно.
Никогда не заводи дружбы с тем, о ком не знаешь, кто он и каковы его привычки.
Есть на берегу Бхагиратхи скала, которую зовут Скалой грифов. На вершине этой скалы стоит большое, раскидистое дерево. Когда-то здесь жили грифы, потому и получила скала такое название. Но шло время, умирали птицы, и остался в живых один старый Гриф, по имени Джа-радгав. От старости Гриф давно ослеп, когти его затупились, и он уже не мог добывать себе пищу.
И вот однажды птицы, что жили на том же дереве, сжалившись над Джарадгавом, сказали ему:
— Давай, Джарадгав, сделаем так: ты будешь присматривать за нашими детьми, когда мы куда-нибудь улетаем, а мы будем приносить тебе пищу и кормить тебя. И ты сыт будешь, и наши дети будут под присмотром.
Жила-была старая ведьма. Ходила она по свету, искала маленьких детей и съедала их. Однажды шла она по лесу и у подножия горы на большой поляне увидела пастушка со стадом коз. Пастушок был красивый, здоровый мальчик.
Подошла к нему ведьма и сказала:
- Да будет жизнь твоя долгой, сынок! Достань-ка мне плодов вот с этого дерева.
- Как же я достану, если не умею лазить на деревья? - ответил мальчик.
- А ты ногой встань_на сухую ветку, а рукой хватайся за зеленую,- сказала ведьма.
Жил в одной деревне брахман, и была у него жена. Жили они долго и даже стариться начали, а детей у них все не было — ни сына, ни дочери. Очень они об этом горевали. Вот в конце концов брахманша и говорит мужу:
— Пойди ты к Ганге, окунись в ее святые воды. Может, тогда бог поможет нашему горю.
Брахман выслушал слова жены, подумал и стал собираться в дорогу. Взял с собой денег, еду в узелок завязал и пошел.
А у брахманши этой любовник был, молодой брахман из той же деревни. И вот, как ушел муж к реке Ганге, повадилась брахманша каждый вечер бегать к своему возлюбленному на свидание, и они в укромном уголке целовались и миловались до самого утра.
С противником, равным по силе, разумнее не воевать, а заключить союз.

Давным-давно, в незапамятные времена, жили два могущественных великана. Одного звали Сунд, а другого Упа-сунд. Великаны знали, что, если они будут верно служить великому богу Шиве', он исполнит все их желания. И вот они стали подвижниками.

Прошло немало времени, и наконец бог Шива заметил Сунда и Упасунда. Он сказал им:
— Я доволен вашим подвижничеством и покаянием. Просите что хотите, я исполню любое ваше желание.
Жил на свете купец. Были у него два сына. Как только купец умер, младший сын стал гулять, веселиться, деньги отцовские без удержу тратить. Старшему же это не нравилось.
«Того и гляди все, отцом нажитое, по ветру пустит,— думал старший брат. — Ему что: ни жены, ни детей, перекати-поле, я же человек семейный, степенный. Дай брату волю, он и меня с детьми по миру пустит. Отде-люсъ-ка я от него, пока не поздно. Пусть берет свою долю из того, что еще осталось».
Позвал он к себе брата и выделил ему часть отцовского наследства.