На главную   |    Рекомендуем -
Барбаик Лохо была служанкой в Керарборне, в окрестностях Плуара. В ту пору она еще была молода и слыла проказницей и хохотушкой. В Керарборне, как и везде, был свой добрый домовой, который взял на себя заботу о коровах фермы — потому-то они и давали так много самого лучшего молока, жирного и с густыми сливками. О лошадях домовой Керарборна совершенно не заботился, — он угождал только женскому полу. Ночью он подметал кухню, мыл посуду, чистил кастрюли
и медные тазы и наводил на них блеск, он натирал мебель, шкафы, буфеты и старинные поставцы из резного дуба и делал это так, что на кухню старой Маркхарит, предшественницы Барбаик, любо было смотреть.
Вот вам сказка, где нет вранья, А если есть, так слова два.
Жил когда-то во Франции король, у которого был только один сын, по имени Шарль. Брат этого короля был королем Англии, и у него тоже был один-единственный сын. Раз Шарль сказал отцу: — Отец, вы бы написали моему дяде, английскому королю, чтобы он отпустил двоюродного брата погостить у нас при дворе. Я хочу с ним познакомиться — ведь мы еще никогда не видели друг друга.
Король французский написал брату, королю английскому, чтобы он отпустил сына в Париж погостить.
И принц английский, которого звали Генри, приехал в Париж со своим воспитателем.
В давние времена жил человек, у которого было три дочери. Однажды он сказал им, что отправляется в путешествие.
— Что ты мне привезешь? — спросила старшая дочь.
— Что хочешь. Привези мне нарядное платье. А ты что хочешь? — спросил отец вторую дочь.
— Я тоже хочу платье.
— А ты, мое дитя? — спросил он самую младшую, ко-торую любил больше двух других.
— Мне ничего не надо, — ответила она, — Как это ничего?
— Да так, отец, ничего.
Жил да был на свете человек по имени Бирон. Целыми днями разгуливал он по городу в высоком цилиндре. И все ему завидовали, потому что думали, будто сделан его цилиндр из чистого серебра.
Как-то раз пригласил Бирон в трактир двух незнакомых ему щеголей. А надо сказать, что трактирщик этот частенько кормил Бирона в долг и даже ссужал его деньгами. Ну ладно. Посидели они втроем за столом, пообедали сытно, а когда пришло время с хозяином рассчитываться, снял с головы Бирон свой знаменитый цилиндр и давай его в руке вертеть. Вертит он его, вертит и приговаривает:
- Все сполна заплачено! Все сполна заплачено!
Жил однажды старик, такой бедный, что у него, кроме одного боба, ничего больше не было. Посадил старик этот боб в своем огороде и каждый день наведывался к нему, чтобы посмотреть, растет ли он.
Вот старик и говорит бобу:
— Расти скорей, чтоб я мог добраться до рая и поискать там хлеба.
— Я вырасту этой ночью на двадцать футов, - ответил боб.
Наутро старик встал на рассвете и побежал в огород взглянуть на боб.
Жил однажды человек, было у него пшеничное зернышко, и звался он Вадуайе.
Пришел он к одной старушке и говорит:
— Здорово, тетушка. — Здорово, Вадуайе.
— Постерегите, пожалуйста, мое пшеничное зернышко.
— Охотно. Положите— ка его вон туда, мы потом уберем его вместе с нашим зерном в закрома.
На следующий день пришел Вадуайе в дом этой доброй женщины.
У одного бедняка были три козы. Летом и осенью он выгонял их в поле или на опушку леса, где они кое-как находили себе пищу. Но когда наступила зима, крестьянину пришлось продать двух коз. Он оставил только самую маленькую и привязал ее в своем саду к изгороди. Каждый день он приносил ей немного хлеба, чтобы она не умерла с голоду.
Коза рада была бы освободиться и побежать в соседний лесок — там она видела зеленые ели и думала, что на них растет сочная, нежная трава. Вот она и решила убежать при первом удобном случае. В один прекрасный день она перегрызла свою привязь и перескочила через изгородь, отделявшую ее от лесочка. То-то было козе раздолье резвиться на свободе и щипать остатки травы, которую пощадили ранние заморозки!
На беду заметил ее кум лис и пошел к волку с вестью: — Коза дядюшки Матье убежала. Хочешь съесть ее?
Пошел однажды волк вместе с кумушкой лисой рыбу удить.
— Кто понесет корзину? — спросил волк.
— Ты, — ответила лиса, — у тебя хвост потолще моего.
Она крепко привязала корзину к хвосту волка. Улов был обильный. Волк тащил-тащил тяжелую корзину, хвост не выдержал и оборвался.
— Я тебя съем, — сказал волк лисе, — за то, что ты сыграла со мной такую шутку!
Жила когда-то вдова, у которой было две дочери: старшая так была похожа на нее нравом и лицом, что всякий, кто видел ее, как бы видел перед собой и ее мать. И мать, и дочь были обе такие противные и такие надменные, что никак нельзя было с ними ладить. Младшая, которая кротостью и добронравием всецело походила на отца, была к тому же одной из самых красивых девушек, каких когда-либо случалось видеть. А так как всякий, разумеется, любит подобного себе, то мать была без ума от своей старшей дочери, а к младшей чувствовала страшную неприязнь. Есть она позволяла ей только на кухне и заставляла ее непрестанно работать. Эта бедная девушка, в числе прочих своих обязанностей, должна была два раза в день ходить к роднику, за полмили от дома, и приносить большой кувшин воды. Однажды, когда она стояла у родника, к ней подошла нищая и попросила дать ей напиться.
В те времена, когда самые древние старики нашего прихода еще без штанов бегали, Агнеса Депе жила со своим мужем в уединенном домике, там, где начиналась дорога в Корбьер. Дорога эта проходила мимо грота фей, и вход в него был хорошо виден с моря. В ночной тиши Агнеса часто слышала, как стучало колесо прялки, и глухой звук его шел как будто из-под камня у очага. Иногда под камнем пел петух, плакал ребенок, порой было слышно, как в маслобойке сбивают масло. Но ни Агнеса, ни ее муж не боялись этих подземных звуков, так как знали, что они исходят от фей, живших в гроте Корбьер, — фея же эти не были злы, и никто не мог сказать о них ничего дурного.