На главную   |    Рекомендуем -
Жил-был бедный еврей, такой бедный, что дома у него почти никогда не было ни хлеба, ни дров. Вот однажды зимой бедняк добыл два гроша, принес жене и говорит:
- Вот тебе два гроша, иди скорей купи дров. Жена обрадовалась, побежала на базар, но все просили за дрова много больше, чем у нее было. Только один крестьянин просил четыре гроша. Стала она умолять людей: одолжите мне два гроша, но никто не хотел одолжить бедной женщине эти гроши. Заплакала она, запричитала:
- Где это слыхано, чтобы из-за двух грошей насмерть замерзла целая семья?
Но никому до нее дела нет. Люди слушают и равнодушно проходят мимо.
В одном городе жил праведный бедняк, ламед-вовник. Никто не знал о его величии и святости, никому не было дела до его бедности и нужды.
Приближался Пейсах. Все евреи запасались мацой, вином, мясом, овощами и прочей снедью, только у нашего бедняка не нашлось и гроша медного, чтобы приготовиться к празднику. Наступил канун Пейсаха. Во всех домах уже совершили уничтожение квасного. Только у ламед-вовника ничего не было готово к празднику.
Вышел бедняк из дома и стал в тоске бесцельно прохаживаться взад-вперед.
У одного честного еврея был сын Исохор, который пошел по дурной дорожке. Он стал вором, а вскоре, увидев, что ему везет, сделался грабителем и взломщиком. Отец стал его в том укорять, а потом и вовсе проклял. Тогда Исохор махнул на себя рукой и вконец сделался разбойником.
Долго он так промышлял на большой дороге, пока наконец его не поймали и не сослали на каторгу. Пробыл он на каторге десять лет и задумался о жизни своей, о том, как он сам себе ее изуродовал; ведь он мог бы жить тихо и счастливо, а сейчас его ожидает смерть в кандалах. Сильно опечалился Исохор, стал мечтать о спокойной, честной жизни и решил бежать с каторги. В один прекрасный день он сбил кандалы и бежал в лес. Много дней и ночей он блуждал по лесу и чуть не попал в руки искавших его стражников. В конце концов ему удалось добраться до родной Подолии, но не посмел он идти к отцу, пока не станет балтшува и не будет прощен Богом.
Жил-был в городе Амстердаме царь, знал он множество разных языков, и среди них - наш святой язык, еврейский лошнкойдеш. Раз решил царь съездить искупаться на реку, а дорога к реке шла через Еврейское Гетто (так у них в Амстердаме называлась улица, на которой дозволялось жить евреям). Вот едет царь и видит: сидит в маленьком домишке меламед и учит с детьми такой стих: "Пригибает гордых к земле, кротких поднимает к высотам", иначе говоря: "Бог сгибает больших людей до земли и подымает униженных до небес". Вылезает тут царь из кареты, заходит к меламеду в хейдер и спрашивает, что, дескать, эти слова значат. Отвечает ему меламед:
- Это значит, что Бог может сделать царя нищим, а нищего - Царем.
Жил-был царь. А советником у него был бедный еврей по имени Менаше, который неизменно отказывался получать у царя жалованье и подарки. Очень завидовал советнику Менаше один министр по имени Стулп. Завидовал уважению, которое оказывал еврею царь, и тому завидовал, что царь называл Менаше самым бескорыстным из своих советников. И вот однажды Стулп говорит царю:
- Почему все твои вельможи и советники устраивают для тебя пиры, а Менаше никогда никаких пиров не устраивает? Прикажи ему тоже устроить пир и пригласить нас к себе.
Злой министр хорошо знал, что Менаше живет в бедности, в убогой покосившейся хате и что нет у него денег на богатые пиры. Царю понравилась эта мысль. Он подумал: "Менаше очень умный человек, интересно, что он придумает?"
В одном местечке жил человек. Был он шойхетом и моиглом. Звали его реб Арн. И был реб Арн по натуре своей скряга. Хоть и не был он богачом, дрожал над каждой копейкой. Дело доходило до того, что нищим иногда отказывал в милостыне. Он хорошо знал этот свой недостаток, сокрушался, но ничего не мог с собой поделать и потому был всегда угрюм и печален.
Однажды к нему явился какой-то еврей. Сказал, что живет в такой-то деревне, и пригласил реб Арна к себе на обрезание. Быстро собрался в дорогу реб Арн и уже через полчаса был в пути. Долго они ехали, много проехали деревень и наконец въехали в какое-то странное село: все дома были новые, исправныe, улицы прямые, но ни синагоги, ни церкви реб Арн, как ни старался, не увидел; что же касается людей, то, несмотря на то что только свечерело, на улице никого не было видно.
Жил один мучник. Купил он на мельнице муку, привез к себе в лавку, засыпал в ларь, сказал: "С Богом, в добрый час" - и стал продавать муку. А давал он людям хороший поход. Продает-продает, на другой день приходит в лавку и видит - не убавляется мука. Очень он удивился и понял, что это дело рук шрейтеле. Никому он про то не сказал, кроме жены. Так это тянулось всю зиму до Пурима и тянулось бы еще долго-долго, кабы не соседка: зашла в лавку, увидела муку в ларе да как закричит:
- Тьфу, тьфу! У вас еще осталось от той ржаной муки - не иначе, как вам ее таскают шрейтелех. Мучник всплеснул руками:
- Караул! Ты нас сглазила!
Жили были раввин с раввиншей, и не было у них детей. Долго молили они Бога, и наконец явился к ним Илья-пророк и возвестил, что у них родится сын, что доставит он им много неприятностей, но что в конце концов будет он им утешением. Через год у раввинши родился сын. Стали они его учить и воспитывать, но он был непонятлив, непослушен и тем постоянно огорчал родителей. Отдали они сына в учебу портному, но сын сбежал от него, отдали сапожнику - опять сбежал; наказал тогда раввин сына розгами. Тогда сын сбежал и от родителей. Ушел в другой город и поселился в клойзе за печкой. Все считали его дурачком, но он так хорошо убирал синагогу, что его оставили шамесом.
В том городе жили два богатых еврея - балтакса и раввин. У обоих были сыновья, которые день-деньской сидели в синагоге и изучали Тору. Однажды они стали хвастаться друг перед другом своими невестами. Каждый хвалил свою и хулил невесту другого. Тут вдруг раздался из-за печки голос молодого шамеса:
- Зачем вы теряете время на пустые разговоры?
Старец Гилель - старейшина Израиля - был большой мудрец и славился своим долготерпением, всегда был спокойным и доброжелательным. Никогда никому не удавалось разозлить или рассердить его.
- Человек, который никогда не злится? Как это так? Быть того не может! - сказал один мужик своему приятелю. - Что ты мне дашь, если мне удастся разозлить Гилеля?
- Да не удастся! Никому это дело еще не удава лось. Гилель никогда не разозлится. Но тот человек настаивал:
- Пошли! Посмотришь - у меня получится! Что ты мне дашь, если я его разозлю?
Когда Моше поднялся на небеса получать Закон, который Бог, благословенно Имя Его, дал народу Израиля, ангелы сказали:
- Творец вселенной, что делает здесь смертный, среди нас, обитателей небес?
- Он пришел получить Тору,- ответил Бог. Тогда ангелы сказали:
- Неужели Ты дашь человеку сокровище, которое берег с тех давних пор, когда еще и мир-то не был сотворен? Кто такой человек, чтобы Ты давал ему священное Учение? Даруй Свое сокровище жителям небес, оставь Тору здесь и не давай человеку.