На главную   |    Рекомендуем -
Жили два брата-цыгана. Занимались они воровским делом. И была у них вороная лошадь, да не простая: как шли братья на кражу, она заранее чувствовала, чем дело кончится. Если заметят цыгане, что лошадь копытом землю роет, значит, непременно будет какая-нибудь беда. И всегда, собираясь на свой промысел, ставили цыгане свою лошадку на дороге и посматривали, как она будет вести себя. А кроме того, она им во время воровства знаки подавала: как почует что-то недоброе, ржать начинает, храпеть, беситься. Тогда братья сразу же шапку в охапку и прочь поскорей.
Пошли как-то братья воровать. Оставили лошадь на дороге вроде дозорной, а сами к сараю подходят. А на дверях замки огромные, старинные, не сломать никак.
Ходила цыганка к одной бабе и узнала, что та богато живет, что есть у нее в доме и золото и серебро и добра всякого полно. Нашла цыганка старого, грязного, страшного цыгана. Был он черный, как уголь. Одним словом, черт. Ну как есть черт. Глянешь на него - испугаешься. Говорит цыганка этому старику:
- Хочешь заработать?
- А что делать надо? - спрашивает тот. - И сколько ты мне дашь?
Известное дело, что цыгане на всякие проделки большие мастера. Ради того, чтобы выманить деньги, они пускаются на разные хитрости. Есть у цыган "живое серебро". Это вот какая штуковина: соберешь "живое серебро", ртуть, стало быть, закатаешь в перышко гусиное, а когда в печку его замажешь да разожжешь огонь как следует, тут по всей избе такой стон да оханье пойдет, что "хоть святых выноси".
Подошел цыганский табор к деревне. Пошли цыганки гадать, а заодно стали высматривать, где мужик побогаче живет. Приглядели. Заходит цыганка в дом этого мужика и, улучив момент, замазывает свое изделие в печку. Сделала свое дело и ушла восвояси. Стал мужик печку топить, и поднялся тут стон, оханье. Орет кто-то диким голосом, а кто - не поймешь. Нет никого. Мужик весь дом обшарил.
Было или нет, но старики говорят, а сама я врать не буду. Жили цыган с цыганкой в деревне.
И вот случилась такая напасть, что заболел как-то раз муж цыганки и помер. Совсем мало они прожили вместе, даже одного ребеночка не прижили, однако крепко любили друг друга. Время идет, а цыганка все мужа забыть не может. Наоборот, с каждым днем все чаще и чаще его вспоминает, совсем, можно сказать, от этой тоски чуть с ума не сошла.
Видит это дело черт и думает: "Дай-ка я к этой цыганке подкачусь, уж больно момент для этого подходящий". Полетел черт в эту деревню и проскочил в трубу - только искры посыпались. Является он к цыганке, с виду точь-в-точь муж ее похороненный. Удивилась поначалу цыганка, испугалась, но потом обрадовалась...
Пошла цыганка в деревню гадать. В одной деревне ничего не набрала. Пришлось идти дальше, а в следующей деревне - та же история. Что делать цыганке? Приходится идти еще дальше. Далеко ушла, бедная, от своего табора. Насобирала, напросила цыганка и обратно возвращается. Идет она лесом, и здесь ее ночь настигает. Куда деваться? Где ночевать?
Вдруг видит цыганка: стоит посередине леса избушка вроде охотничьей сторожки.
Зашла цыганка в избушку и от усталости повалилась на лавку. Глаза у нее слипаются. Сил нет. Вдруг сквозь сон слышит она: по крыше кто-то стучит.
- Господи, да кто же это? - испугалась цыганка. Перекрестилась она, прислушалась, вроде бы прекратилось. Опять заснула цыганка и снова слышит стук по крыше.
Жил цыган, росточка невысокого, волосы курчавые, как каракуль. Ходил он важно, грудь вперед выпятив. Оттого и важничал он, что купцом был на всю округу знаменитым. Немало было и других купцов, но этот был в самом большом почете. Держал он на конюшне шестерку лошадей - три запряжки, имел карету с зеркалами. Богач был. Одного наличного капиталу двенадцать тысяч имел. Но не только по купеческому делу промышлял он. Ходили слухи, что делал он фальшивые деньги, да только пойди докажи.
И был у этого цыгана-купца сын. Красавец! Все окрестные девушки по нему с ума сходили.
Жила-была девка. С отцом и матерью жила. Была она у них одна, и жили они в достатке.
Как-то пошла девка рубахи стирать. Вдруг видит: цыган верхом едет, да такой пригожий, что краше не сыскать. Говорит цыган:
- Здравствуй, девка. Где вы стоите?
- А там, неподалеку,- отвечает она.- А ты где?
- Недалеко тут. Иди в шатер, скоро я приду.
Жил-был цыган. Много побродил он по свету и столько всякого перевидал, что никого не боялся. Силушка у него была богатырская. Один на один он выходил на медведя и побеждал. Всадит медведю нож в горло по самую рукоятку – и готов медведь! Но и медведи на нем немало отметин поставили: все тело цыгана было исполосовано рубцами от медвежьих когтей. Был цыган черным, страшным, посмотришь – черт! Одно только – без рогов. Под старость перестал цыган кочевать и поселился в деревне, на самом краю. Боялись его мужики, в дом к нему не ходили, редко когда его родня навещала.
Стоял в лесу цыганский табор. Жила в этом таборе цыганка. Был у нее один-единственный сын – цыганенок лет двенадцати. Много лет назад потеряла эта цыганка мужа: пошел он как-то раз по цыганскому делу и не вернулся. Решила жена, что погиб ее муж. Однако многие цыгане с пей не соглашались, шел слух в таборе, что продал цыган душу дьяволу.
В одно прекрасное время наезжает в этот табор купец. Стал он по наладкам ходить, с цыганами разговаривать. Дошла очередь и до этой цыганки. Как увидел купец мальчика-цыганенка, глаза у пего загорелись. А надо сказать, что цыганенок этот был юрким, сильным и смышленым. Вот купец н обращается к матери:
– Отдай мне своего сына.
Издавна имя Пушкина среди цыган в почете за то, что он их добрым словам поминал, за то, что любил их, за то, что жил среди них, за то, что книги о них писал. Помните книгу об Алеко и Земфире? Так вот, среди цыган ходит история такая, что это Пушкин о своей жизни написал, когда бродил он с табором по России. Много лет уже этой истории...
Прогневал Пушкин царя, и хотел тот его сослать, да не удалось царю это дело. Скрылся Пушкин. Ходил он себе по России и как-то раз набрел на цыганский табор. Видит: стоят шатры, лошади по поляне гуляют, костры горят. Сидят цыгане возле костров, кушают, чай пьют, а рядом на пне кузница-ковальня устроена, тут же коней подковывают, молодежь здесь же песни под гитару поет.