На главную   |    Рекомендуем -
Жили когда-то король с королевой; жили они, поживали, как и другие до них на свете живали. Давно уж они поженились, а детей у них все не было. И вот, наконец, родила королева мальчика. Короля в это время не было дома - он уехал в дальние страны,- и королева не стала крестить сына без отца.
- Пока король не вернется,- сказала она,- мы будем называть мальчика просто Ничто-Ничего.
А король не возвращался долго, и мальчик успел вырасти в статного, красивого юношу.
Жила-была на свете женщина. Как-то раз, ложась спать, она подумала:
«Завтра я должна встать ни свет ни заря, чтобы вовремя поспеть на базар».
Она собиралась продать на базаре яички и масло.
Спать она легла рано и проснулась, когда еще было совсем темно. Часов у нее не было, узнавать время по луне и по звездам она не умела, а потому решила, что уже пора вставать, хотя еще и полночь не пробило.
— Ах, что это такое? — воскликнула голубка, когда что-то упало c неба в ее гнездо и чуть не сшибло с ветки маленьких Биля и Ку, которые сидели, раздумывая, решатся ли они когда-нибудь полетать.
— Это очень безобразная птица, мама, — сказал Биль, один их голубят, глядя во все глаза на страшного незнакомца.
— У него нет перьев, и он кажется таким печальным, испуганным. Приласкай его, мама, — проворковала маленькая Ку, необыкновенно добрая голубка.
— Бедный птенец, он, кажется, ушибся и испугался, но он такой большой и такой дикий! О, он совсем не походит на других птенцов, мне даже немного страшно подойти к нему, — сказала голубка, испуганно заглядывая в гнездо.
Это был действительно странный птенец. Несмотря на свой юный возраст, он занимал целое гнездо и, хотя от ушиба почти не мог дышать, смело смотрел на всех своими золотистыми блестящими глазами, нетерпеливо хлопал ушибленными крыльями и открывал изогнутый клюв, точно собираясь кого-то укусить.
Плохо жилось бедному Джеку. Родной отец и тот его обижал. И вот решил Джек убежать из дому и пойти искать счастья по белу свету.
Бежал он, бежал, совсем из сил выбился, как вдруг наскочил на маленькую старушку, что собирала хворост. Джек так запыхался, что даже не попросил у старушки извинения. Но старушка была добрая; она сказала, что Джек, по всему видно, славный малый, и если он пойдет к ней в работники, она ему хорошо заплатит. Джек согласился, потому что уже порядком проголодался.
Старушка привела Джека в свой домик, что стоял в лесу, и Джек прослужил ей двенадцать месяцев и один день. Когда год прошел, старушка позвала Джека к себе и сказала, что приготовила ему хорошую награду. Потом вывела из стойла осла и приказала Джеку потянуть его за уши. Осел заревел: "И-а-и-а-и-а!", и тут изо рта у него посыпались серебряные шестипенсовики, полукроны и даже золотые гинеи.
Жил-был когда-то один мальчик. Он служил пажом в богатом замке.
Мальчик он был послушный, и все в замке его любили - и знатный граф, его господин, которому он прислуживал, став на одно колено, и тучный старик дворецкий, у которого был на побегушках.
Замок стоял на краю утеса, над морем. Стены у него были толстые, и на той его стороне, что выходила на море, в стене была небольшая дверца. Она вела на узкую лестницу, а лестница спускалась по обрыву к воде. По ее ступенькам можно было сойти на берег и солнечным летним утром искупаться в искрящемся море.
Вокруг замка раскинулись цветники, сады, лужайки, а за ними обширная, поросшая вереском пустошь простиралась до отдаленной горной цепи.
Жил в одной деревне парень. Жил он вместе с матерью, старухой вдовой, а звали его Питер. Был он малый добрый, статный, сильный, но слишком уж простоватый. Материнских кур и то едва умел пересчитать, а их и всего-то было два десятка. Если он что-нибудь покупал, хоть на три пенса, то никак не мог сообразить, сколько ему полагается сдачи с шиллинга. А когда ходил на базар, ни разу не обошлось без того, чтобы его не надули. Нельзя сказать, что он был лентяй, просто бедняге Питеру ума не хватало.
- Эх, мама,- говаривал Питер,- будь я хоть чуточку поумней, я бы не был для тебя такой обузой!
- Да, Питер, - отвечала мать со вздохом, - что и говорить, умом тебя бог обидел, но малый ты хороший, да и силенок у тебя на двоих хватит, так что не печалься. Лучше сбегай наверх и принеси мне три пуговицы - надо мне их к твоей куртке пришить. Да запомни хорошенько - три принеси. Не две и не четыре, а три!
В прежние времена портные не сидели на одном месте, а ходили пешком по деревням и предлагали людям свои услуги: пошить или починить одежду. Один такой портной, по имени Томас, работал как-то на хуторе Норт-Райдинг в Йоркшире да за работой беседовал о том о сем с хозяйкой. Увидел Томас, как она налила в мисочку свежих сливок и выставила ее за порог для домовенка, или маленького брауни, и спрашивает:
- Неужели вы и вправду верите в домовых, эльфов и всяких там фей?
- А то как же! - отвечала жена фермера.
- А я,- усмехнулся Томас,- если б я когда-нибудь повстречал фею... Я взял бы эту феечку и посадил в бутылочку, чтоб не проказничала.
Жил некогда король, и росло в его королевстве высокое дерево - такое высокое, что вершины его не было видно. Очень хотелось королю узнать, сколь высоко то дерево и что на нем растет. Послал он во все концы королевства гонцов, повелел оповестить всех: коли найдется такой молодец, что взберется на макушку дерева и сорвет с него плоды, тому молодцу король отдаст свою дочь в жены и завещает ему королевство. Много людей пришло попытать счастья, да никому не удалось достигнуть вершины, а иные сорвались с дерева и убились.
Жил некогда на севере могущественный барон. Он был великий волшебник и умел предсказывать будущее. Когда сыну его минуло четыре года, барон однажды заглянул в Книгу судеб - он хотел узнать, что ждет его сына, -и с гневом прочел в ней, что сын его женится на простой девушке, которая только что родилась в одном доме близ Йоркского собора. Барон узнал, что отец ее очень-очень бедный человек, а детей у него уже пятеро. И вот велел он подать коня, поскакал в Йорк и подъехал к дому бедняка. Бедняк сидел на пороге, грустный и печальный.
Барон соскочил с коня, подошел к бедняку и спросил:
- Что с тобой, любезный?
Жила-была на свете вдова, возделывала клочок земли, да и тот не свой, а чужой, и растила двух сыновей. И вот настало время отправить сыновей счастья искать.
Как-то раз мать велела старшему сыну взять кувшин и принести воды из колодца - она хотела замесить тесто, чтобы испечь юноше лепешку. Лепешка могла получиться или большой, или маленькой - смотря по тому, сколько воды притащил бы сын, - а кроме этой лепешки ей нечего было дать ему в дорогу.