На главную   |    Рекомендуем -

Волос в семнадцать сажен длиной


(тораджская сказка)

В одной деревушке на склоне горы Сесеан жил-был крестьянин со своей женой. У них было пять дочерей с длинными волосами: у одной в три сажени, у другой в пять сажен, у третьей в семь сажен, а у четвертой в десять. Самые длинные волосы — в семнадцать сажен — были у младшей сестры Манггуаны. За длинные волосы ее прозвали Ландох Рундун—«Длинноволосая».
Каждый день девушки ходили купаться на реку Табу, что впадает в реку Садан. Однажды Манггуана пришла к сестрам на реку и стала мыть свои волосы водой, смешанной с лимонным соком *, Вдруг один волос

* Чтобы избежать перегрева головы (солнечного удара), индонезийцы смазывают волосы кокосовым маслом и втирают его в кожу, а когда моют голову, прибавляют в воду лимонный сок, чтобы смыть масло.

выпал. Ее взяла досада: ведь волосы были ее красой и гордостью, она их любила и ухаживала за ними. Свернула она этот волос и положила его в кожуру от лимона, а потом бросила кожуру на середину реки, и ее унесло течением.
Два дня спустя Бендурана, сын бугийского раджи, что правил в низовьях реки Садан, велел слугам искупать свое стадо буйволов. Загнали они буйволов в реку, трут им спины, а Бендурана за ними присматривает. Вдруг видит он: что-то блестит на реке, словно течение несет звезду.
Захотелось Бендуране узнать, что это такое, и приказал он одному слуге достать это чудо. Подобрался слуга поближе, глядит: как будто лимон плывет. Только протянул руку, чтобы его взять, — а рука отсохла.
Бендурана удивился и велел другому слуге принести ему лимон. Едва этот слуга подплыл поближе, как ослеп на оба глаза.
Он послал третьего слугу, но не успел тот схватить лимон, как у него сломалась рука.
Семерых слуг послал Бендурана, но никому из них не повезло. А лимонная кожура все кружилась и плыла вперед.
Бендуране стало не по себе. Так ему захотелось раздобыть чудесный лимон, что он сам прыгнул в воду. Только он коснулся воды, лимонная кожура остановилась и поплыла к нему навстречу. Едва он взял ее в руки, все семеро слуг выздоровели, словно с ними ничего и не было. В лимонной кожуре Бендурана нашел черный волос, от волоса шло сияние, а когда Бендурана его смерил, оказалось, что он в семнадцать сажен длиной. Удивился Бендурана и захотел найти девушку с такими длинными волосами.
Пришел он во дворец, показал волос отцу с матерью и сказал, что хочет идти искать девушку с длинными волосами. Родители его отпустили.
Назавтра Бендурана позвал своих слуг, и они пошли вверх по реке Садан. Видят они: крестьянин мотыжит землю. Бендурана спросил его:
— Ты не знаешь, нет ли тут девушки с волосами в семнадцать сажен?
Тот отвечал:
—Не слыхал про такую. Может, она живет выше по течению?
Бендурана пошел дальше и встретил другого крестьянина. Этот сеял рассаду. Бендурана обратился к нему:
— Ты не видал в этих краях девушки с волосами длиной в семнадцать сажен?
— Не знаю, — сказал крестьянин, — может, она живет ближе к верховьям?
Идет дальше сын раджи, видит: человек вынимает рассаду из земли. Он тоже ничего не знал и посоветовал Бендуране идти вверх по реке.
Потом Бендурана увидел: какой-то крестьянин высаживает рисовую рассаду на поле. И тот ничего не знал, только дал царевичу совет искать девушку выше по реке.
Крестьянин, что полол рис, тоже не знал такой девушки и послал Бендурану дальше.
Еще выше по реке он увидел: крестьянин отгоняет с поля птиц. Рису него уже наливался. Этот крестьянин сказал:
—Слыхал я о такой девушке. Она живет дальше, недалеко от реки Табу.
Сын раджи снова отправился в путь. Встретил он жнеца и спросил его, где живет девушка с волосами длиной в семнадцать сажен. Жнец показал ему ее дом на склоне горы Сесеан и место, куда она ходила купаться.
И послал Бендурана слугу посватать за него девушку с длинными волосами. Манггуана и ее отец отказали ему—не хотела Манггуана выходить замуж за мужчину с коротко стриженными волосами, да еще в сонгкоке *. Стал сват говорить, кто такой Бендурана, но Ландох Рундун и слушать его не захотела.
Бендурана рассердился и пошел обратно. Шел он день или два, потом остановился и велел своим слугам перегородить реку Садан крепкой и высокой плотиной.
Разлилась река Садан, как озеро. Вода затопила берега, подошла к дому Манггуаны. Тогда Бендурана по-

* Короткая стрижка и шапочка показывали, что Бендурана— чужак. Тораджи носят длинные волосы и повязывают голову куском ткани.

весил на шею утке-белибис связку плодов манго и послал ее на гору Сесеан. Приплыла утка к дому Манггуаны. Девушка редко видела манго, захотелось ей их отведать. Она сняла с шеи белибис манго и съела их, а утка вернулась к Бендуране. Царевич увидел, что белибис вернулась без ноши, открыл плотину, и вода сбежала. Вот посылает он слугу узнать, приняли его сватовство или нет. Манггуана дает ответ:
— Раньше не хотела я замуж, и теперь не хочу.
Слуга говорит:
— Разве ты не съела манго, где же твоя благодарность?
А Манггуана отвечает:
— Правда, манго я съела, но решение мое твердое: я за Бендурану замуж не пойду.
Вернулся слуга с ответом. Рассердился Бендурана и снова запрудил реку Садан. В этот раз вода уже к полу подступила в доме Манггуаны *. Отец стал советовать дочери принять сватовство, но Манггуана с матерью и слышать об этом не хотели.
Бендурана опять послал утку за ответом. Приплыла она обратно и говорит: не дает невеста согласия. Бендурана поднял плотину еще выше—вода подходила уже к верхним стропилам дома Манггуаны.
Снова явилась за ответом белибис. Манггуана с матерью не знали как быть. Побоялись они, что дело обернется еще хуже, и приняли сватовство. Но, хоть они и согласились, душа у них по-прежнему не лежала к Бендуране—поневоле дали согласие, не было у них другого выхода.
Открыл Бендурана плотину, спала вода. Когда земля просохла, пошел он к дому Манггуаны посмотреть на свою невесту. Стал он возле дома—ждет, когда она выйдет. А у матери Манггуаны свое на уме; решила она обмануть жениха. Сперва она приказала выйти своей старшей дочери. Бендурана не захотел ее принять: ведь волосы у нее были всего в три сажени длиной. Мать

* Тораджи ставят свои дома на высоких сваях. Чтобы подступить к полу, вода должна стоять очень высоко, т. е. наводнение должно быть очень сильным.

послала вторую дочь, Бендурана отказался и от нее— у нее волосы были длиной в пять сажен. Тогда мать велела выйти дочери с волосами в семь сажен, он ее тоже отослал обратно. Не захотел он взять и девушку с волосами в десять сажен. Наконец пришлось выйти самой Манггуане. Сын раджи вынул волос из лимонной кожуры, приложил к волосам Манггуаны, увидел, что обмана нет, и обрадовался.
Женился он на Манггуане, хотя ее мать от досады локти кусала. Живут они день, живут другой. Захотел Бендурана отвезти жену на бугийскую землю, в отцовское царство, а мать ее не пускает. Простить не может своему зятю коротких волос и шапки сонгкок.
Манггуана полюбила молодого мужа, а матери боится. Вот и попросила она мать принести ей воды из дальнего источника. Вода там текла из расщелины по одной капле.
Дала Манггуана матери табунг с дырявым донышком: в такой хоть набирай воду, хоть нет—никогда полон не будет.
Мать ушла за водой, а молодые скорее стали собираться в дорогу. Перед уходом попросила Манггуана мужа перенести на бугийскую землю колодец, что был позади ее дома. Для Бендураны это было делом нетрудным. Велел он слугам поднять колодец, и пошли они в бугийскую землю. В селе Пангга, возле города Ранте-пао, вода из колодца расплескалась. С тех пор в Пангге такая же вода, как в колодцах на горе Сесеан.
Долго набирала воду мать Манггуаны, а табунг все неполный. Наконец увидела она, что табунг дырявый. Тогда она вернулась домой и видит, что Манггуана убежала. Стала она плакать и стонать, в рот ничего не брала — и заболела.
А Манггуана в мужнином дворце не забывала о матери. Она приказала собаке, которая прибежала за ней из родительского дома, сбегать в родное село и узнать, как живет мать. Собака вернулась во дворец усталой, сразу легла на пол. Манггуана догадалась, что мать тоскует.
Прошло некоторое время, она снова велела собаке отправиться в путь. Собака вернулась совсем больная,
от еды отвернулась. Манггуана поняла, что мать ее больна, не ест и еле дышит.
В третий раз она послала собаку узнать, что с ее матерью. Собака вернулась, подошла к стене, прислонилась к ней и околела. Манггуана заплакала: она догадалась, что ее мать умерла и тело покойной уже прислонили к стене *.
Она стала просить мужа поскорее собираться в путь, поехать с ней в ее село в земле тораджей. Ей хотелось взглянуть в последний раз на мать и устроить праздник погребения.
Бендурана согласился, и они отправились вверх по реке Садан, а с ними еще человек пятьдесят. Бендурана взял с собой только шкуру буйвола и петушиную кожу.
Они шли так долго, что в деревне Манггуаны уже кончился праздник погребения. В одном селе Бепдурана стал скоблить шкуру буйвола и петушиную кожу. Оскребки тут же превращались в живых буйволов и петухов. С тех пор это село стали называть Киа, что значит «скребок».
Они шли мимо сел, и люди радовались, глядя на них.-
«Видно большой будет праздник», — думали они и шли вслед за Бендураной, погоняли его буйволов. Понемногу у Бендураны стало видимо-невидимо буйволов, а за ним шли целые толпы людей. Каждый из них нес под мышкой петуха.
Когда они пришли в село, где жила Манггуана, мать ее уже год как умерла, праздник погребения давно кончился, и тело покойной понесли в пещеру, выдолбленную в скале, на склоне горы Сесеан.
Манггуана заплакала, накинула на себя лубяную рубашку в знак траура. Выбежала она вперед, ке велит людям хоронить свою мать. Они ее не слушают, хотят с похоронами скорее покончить—видят, идут издалека толпы людей, думают, это враг на них войной идет. Пока они спорили, подошел Бендурана с народом — тем уж деваться некуда. Тут показала им Манггуана свои царские одежды и сказала:

* Часть похоронного обряда у тораджей. Похороны продолжаются несколько дней.

—Мы не войной на вас пришли. Хочу я устроить большой праздник погребения в честь моей матери. Пусть это будет второй праздник.
Крестьяне были рады, что дело кончилось миром, а когда увидели всех буйволов и петухов, у них глаза разгорелись и слюнки потекли.
И стали они резать несчетное множество буйволов и стравливать петухов, а убитых съедали. То же было и с буйволами— их мясо делили между всеми гостями. А еще односельчане Манггуаны закололи много свиней. Они меняли их на буйволов—ведь Бендурана не привел с собой свиней из бугийской земли. Много дней все веселились и пировали. Только когда окончился праздник, мать Манггуаны похоронили.
Говорят, возле Рантепао есть люди — они сами видели, как множество людей шли вдоль берега реки Садан к верховьям, а потом возвращались вниз по течению. Посчастливилось им: кто увидел это шествие своими глазами, у того дом будет — полная чаша и все ему будет в жизни удаваться.шаблоны для dle 11.2